Политновости

3 926 подписчиков

Свежие комментарии

  • Мирослав Мирославов
    Ковид, это не вирус. Ковид, это чума третьего тысячелетия. Оптимисты, которые надеятся, что за 5 лет всё закончится, ...Это ваш выбор: По...
  • Dmitriy St
    О да, я из-за далекого мкада. Места тут у нас дикие, в мире это Россией считается. Ты лучше к нам не приезжай, за мка...Будет ли идея «бе...
  • Лёлик Контрабасов
    А ето кто тут у нас такой грубиян? Пошёл на хер петух обиженный. Давай кукарекни чё нибудь и заблокируйся, херой.Это ваш выбор: По...

В. Авагян: «Обречённые на зло»

В. Авагян: «Обречённые на зло»

Если человек катится по крутой ледяной горке, вовсе не обязательно, что он при этом испытывает восторг. Может быть, конечно, что он ликует и визжит «ух ты, как здорово!». Но может быть – он пытается остановится, руками и ногами цепляется за лёд, хоть на льду и не за что зацепиться, кричит что-то вроде «Нет! Не хочу! Не надо! Я туда не поеду!». Но всё равно едет. Потому что есть на свете такие поверхности, скатывание по которым независимо от воли и желания человека. Капитализм и рыночная экономика – один из примеров такой поверхности…

Хочет ли конкретно взятый добропорядочный европейский буржуа с хорошим образованием разрушать сложившееся в Европе социальное государство? Скатываться ко временам Тюдоров и их кровавого рабочего законодательства, ко временам мглы, бесправия и каторги для большинства населения? Предположим, что нет. Он напоминает того невольного седока ледяной горки, который кричит «нет, не хочу, не надо». Что это меняет? Ничего. Со своей рыночной экономикой он находится на той наклонной плоскости, на которой нельзя остановиться. Не он движет – обстоятельства движут им.

А он кричит, конечно. Руками машет. Всячески тормозит процесс и сам в ужасе от скатывания. Он хочет, чтобы мгновение европейской эпохи «АББЫ» остановилось, ибо оно прекрасно не только для его рабочих, но и для него самого, хозяина производства.

Подобно тому, как английские короли эпохи «огораживаний» кричали, махали руками, ёжились от ужаса, издавали указы один грознее другого… А «огораживаний» остановить не смогли!

Капиталист Ирландии или Тосканы – современный доброжелательный человек, он не хочет возвращения в жуть XIX века. И если бы кто-то спрашивал его хозяйского мнения – то этого возвращения в жуть и не случилось бы, Европа так же благоухала бы, как в эпоху «АББЫ».

Беда вся в том, что его мнения никто не спрашивает.

Капиталист в рыночной экономике такой же заложник ситуации, как и его рабочий.

И цену труда, и условия труда – назначает не он, хозяин-собственник, а рынок. Если хозяин-собственник пойдёт против воли рынка, то обанкротится.

Рынок же – безмозглый, подобный мясорубке, инструмент сокращения издержек всех видов. Кто делает продукт дешевле всех – тот и выигрывает конкуренцию. Конкретному капиталисту, который живой человек, вроде меня или вас – это очень не нравится. Но его мнения никто не спрашивает.

Выиграет тот, у кого зарплата ниже, чем у других. Выиграет тот, у кого рабочий день длиннее, и кто выжимает из своих рабочих больше, чем другие. Выиграет тот, кто наименее обременён социальными расходами, тот, кто наиболее жёстко, на износ, эксплуатирует инфраструктуру и окружающую среду. Именно такой упырь выиграет в битве за снижение издержек в себестоимости продукта и «возьмёт» рынок. А другие капиталисты будут или подстраиваться под упыря – или сдавать ему рынки вплоть до полного собственного банкротства.

В воспоминаниях легендарного менеджера, гуру менеджмента Ли Якоки есть такой эпизод, в котором он говорит руководству профсоюза: "или вы соглашаетесь на снижение зарплаты, или я закрываю завод и вы все безработные". Профсоюз подумал - и выбрал первый вариант. Чтобы подсластить пилюлю, Ли Якока сделал себе зарплату... в 1 доллар. Мол, ребята, в трудные времена я с вами.

Интересно что? Ни профсоюз, ни сам Якока не хотели снижать зарплату. Это была мера вынужденная, продиктованная адскими законами свободного рынка. Хозяин или топ-менеджер выбирают ухудшение жизни рабочих - или собственное банкротство. Иногда самые человечные из них идут на банкротство...

Но чем они своим рабочим помогут в статусе банкротов? Тем, что из солидарности с рабочими пошли на банкротство? Приятно, конечно, увидеть такое человеколюбие, но на хлеб вместо масла его не намажешь…

Безмозглый механизм снижения производственных издержек, «буржуазной бережливости» давит на конкретного капиталиста. Он не просит – приказывает конкретному фабриканту. Он не шутит – и не терпит непослушания. Ну, послушайте, будь на месте буржуя вы или я – как бы мы смогли продать за 5 рублей веник, которые на рынке продаются по 2 рубля?!

Вы хотите высокую зарплату рабочим – а это входит в себестоимость продукции. Вы хотите социальных пакетов – а они входят в себестоимость продукции. Вы хотите выпустить пожилых на пенсию – но и пенсии неумолимо входят в себестоимость продукции. Любое доброе дело на фабрике входит в себестоимость продукции этой фабрики.

В отчаянии благонамеренный буржуа, доброжелательный и уважаемый человек, собирает своих коллег по угнетательскому классу. Предлагает им заключить договор – не снижать уровня жизни совместными усилиями. Совместно карать тех, кто хочет снизить себестоимость продукции ценой снижения социальных расходов. И – о чудо! – добивается соглашения. Другие буржуа – тоже европейцы, тоже образованные люди. Они не хотят грязи и ужаса XIX века. Они собираются блюсти социальные завоевания прошлого столетия в национальном масштабе…

И на какой-то миг кажется, что человек, сползавший по льду наклонной плоскости, зацепился, удержался… Но, увы, удар наносит ГЛОБАЛЬНОСТЬ современных рынков.

Допустим, вы там все добренькие, во Франции, вы все решили совместно щадить своих рабочих. А в Малайзии не такие добренькие, и они своих рабочих щадить не намерены. Очень быстро национальный рынок начинает заполнять продукция из колоний с жуткими условиями труда. Она дешевле! Покупатель перестаёт брать дорогой местный продукт – предпочитая продукт, сделанный дешёвыми руками рабов.

Ему, покупателю, так выгоднее. Он денег не печатает, у него они все считанные. Покупатель не хочет и не будет брать продукт за 5 евро, если рядом лежит точно такой же за 2 евро. Вы начинаете его стыдить – он отворачивается и всё равно экономит. Вы пытаетесь оградить себя таможенными пошлинами – но дешёвый продукт рабских рук просачивается контрабандой, приобретается разными хитрыми способами, и всё равно вытесняет ваш продукт…

А вы – фабрикант. Вы хороший человек, и вы

далее

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх