«А вот государство должно гражданам России всё, что имеет…»

Я кому-то обещал написать подробно (для детей) про «государство» и нас, и про то, почему сегодня российская власть (не государство!) не зависят от населения в финансовом смысле, в то время как подавляющее большинство доходов бюджета — не какие-то таинственные государственные доходы, а наши с вами кровные платежи.

Я бы и не стал этого писать — уж больно очевидно всё, если бы вслед за привластными подхалимами с манией преследования идею — «это не ваши налоги, государство вам ничего не должно» не подхватили бы люди внешне нормальные: удивительно много голосов раздалось из партера на тему «ну это ж правда не наши налоги, это ж государственное».

Ну, господа, коли у вас интеллектуальные зубки еще не выросли, дядя для вас разжует:

За ваши и наши налоги. Кто кому должен в отношениях российского общества и государства

Очень упрощая, можно сказать, что если бы в России волшебным образом исчезла половина населения, то власть от этого только выиграла бы. Но это не означает, что граждане России имеют меньше прав требовать от власти отчета об использовании всех налоговых поступлений. Потому что государство – это придуманное нами понятие. Оно придумано для нашего удобства и должно нам служить, других задач у них нет и быть не может

Как показали последние обсуждения в соцсетях, тема взаимных обязательств российского государства и общества оказалась для самого общества не такой очевидной, как могла бы быть. Вслед за заявлениями сотрудницы регионального правительства: «Российское государство ничего не должно детям» – и доверенного лица Владимира Путина Игоря Ашманова (автора фразы «»Гугл» – это идеологическое оружие США»): «Нет никакого «на мои налоги», источник денег не вы, а государство», – прозвучало немало высказываний существенно более разумных и менее ангажированных людей, суть которых сводится к следующему: подоходный налог в России составляет лишь небольшую долю бюджета.

Действительно, получается, что российское государство как-то обходится без населения в деле формирования своих доходов. А значит, нам, наверное, не стоит так выпендриваться – раз не на наши налоги, то какое право мы имеем высказываться?

Государство и его бенефициар

В отличие от ситуации с чиновницей или Ашмановым здесь речь идет об аберрации сознания и непонимании конструкции социальной системы, в которой мы живем. Авторы таких высказываний выделяют термин «государственный» в противовес «нашему», «народному», «частному». Но «государственное», «принадлежащее государству» – что это?

«Государственное» – это прилагательное, отвечающее на вопрос «какое? чье?». В толковых словарях (Ожегова, Шведовой и прочих) слово «государственный» определяется достаточно полно. Вот определение из словаря Ефремовой: «(1) Соотносящийся по значению с существительным государство, связанный с ним; (2) а) осуществляемый государством, находящийся в его ведении, б) устанавливаемый государством; (3) а) связанный с деятельностью государства, его функционированием, б) принимающий непосредственное участие в управлении государством, в) способный действовать и принимать решения, руководствуясь интересами государства; (4) имеющий значение для всего государства, учитывающий его интересы».

Обратите внимание – в списке значений нет «принадлежащий государству». И это неспроста.

Ведь государство – это (тот же словарь): «(1) Политическая форма организации общества, осуществляющая управление обществом, охрану его экономической и социальной структуры; (2) а) страна с определенной политической системой, б) система органов управления; (3) а) перен. Что-либо крупное, значительное, занимающее большую территорию и отличающееся определенной обособленностью, самостоятельностью, б) место обитания, распространения, преобладания кого-либо, чего-либо».

То есть государство – это «система органов», «форма». Ментальная конструкция, договорной миф, а не реальный субъект. Поэтому логично, что словарь не наделяет государство функцией «владения».

Логично, но не совсем точно. Развитие цивилизации пошло по пути создания договорных конструкций и наделения их ограниченной субъектностью. Подобные конструкции (самые известные среди них даже не государства, а юридические лица – компании) могут владеть имуществом, распоряжаться им, использовать его и еще много чего другого.

Конечно, делают они это не сами. За них это делают специальные люди, тем или иным образом уполномоченные на такие действия и статусы. Так что сказать «государственное имущество» можно.

Другое дело, что факт такого владения не дает нам возможности видеть в «государстве» полноценного владельца. Согласно современному пониманию права, владение бывает двух видов – номинальное и бенефициарное. Бенефициарное владение – это владение, осуществляемое реальным лицом, которое от этого владения может извлекать выгоду или терпеть убытки (отсюда само название; benefits), нетранслируемые далее на третьих лиц. Номинальное владение – это «промежуточное» владение в пользу кого-то, в результате которого бенефициируют (получают конечную прибыль и убытки) другие лица.

Так вот, никакое юридическое лицо, никакой договорной конструкт не могут быть бенефициарными владельцами – они всегда номиналы, работают в пользу реальных живых лиц – бенефициаров.

Кто в это не верит, попробуйте убедить западный банк открыть счет компании, не сделав комплаенс на ее владельцев: вам быстро объяснят, что номиналы никого не волнуют – всех волнует бенефициар. У номиналов есть управляющие, но управляющие, естественно, тоже не бенефициары – они наняты на работу, они не владеют ни активами, ни результатами деятельности такого конструкта.

Теперь можно вернуться к государству. «Государственная собственность» как собственность конструкта, конечно, номинальна по природе. У государства есть бенефициары – в разных моделях государств разные.

В государстве средневековой модели это чаще всего суверен государства, король или царь. Он единственный, кто в конечном счете имеет право на бенефиты, формируемые активами государства.

Подданные такого короля – это клиенты, которые получают от короля права на долю государственных бенефитов в обмен на обязательства по отношению к королю, в основном сводящиеся к лояльности, производству продукта, часть которого идет королю, и обеспечению безопасности государства. У этих подданных есть свои подданные, отношения с которыми строятся аналогичным образом.

В стороне от этой пирамиды находятся свободные от вассальных отношений немногочисленные ремесленники/горожане/наемники/специалисты. Их экономика строится на границе государственной системы – они продают свой труд и платят налоги. Налоги являются их платой за право продажи своего труда.

Более современная модель государства – это государство, в котором бенефициаром является большая группа людей или все за редким исключением население. Западные государства устроены именно так – уже давно там законодательно закреплено, что бенефициаром государства являются граждане страны.

Россия в этом смысле находится недалеко от стран Запада. В российской Конституции, в частности, записано: «Статья 2. Человек, его права и свободы являются высшей ценностью (то есть не «государство», не какая-то конкретная личность, а любой и каждый человек. – А.М.). Статья 3. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы».

Таким образом, сувереном государства России является ее народ. Народ (граждане) России выступает коллективным бенефициарным собственником всего, что принадлежит государству как номинальному держателю. Граждане России должны государству много различных вещей (это записано в той же Конституции) – платить налоги, соблюдать закон, проходить срочную службу и прочее. Только не надо забывать, что должны они это государству лишь как номиналу, а бенефициарно они должны это самим себе и другим гражданам России – государство только регулирует и аккумулирует эти долги.

А вот государство должно гражданам России всё, что имеет, что получает и что может получить. Оно же номинал, а народ – суверен, бенефициар. Так что разговор дамы из регионального правительства на тему «государство вам ничего не должно» смешон – оно должно, причем не «что-то», а ровно всё, что имеет. Как именно и кому это «всё» оно должно отдавать, решают органы государственного управления, избранные народом – смотри Конституцию.

Нефть или граждане

Теперь к вопросу «на ваши налоги ничего не сделаешь». Доходы консолидированного бюджета России – единый источник государственного финансирования почти всего на её территории, аналог выручки, если говорить корпоративными терминами.

Сюда не включаются только сборы в Пенсионный фонд, которые идут целевым образом на пенсии, и иногда сборы в социальные фонды, также имеющие целевое назначение. Но и те и другие сборы уплачиваются населением, и вместе с подоходным налогом это 40% бюджета.

Ашманов утверждает, что граждане вносят только подоходный налог (13% от дохода), которого не хватает ни на что, а остальное – это «государственные деньги». В реальности граждане платят не только подоходный налог (примерно 10% совокупных доходов бюджета), но еще и НДС (20%), налоги на совокупный доход и имущество (5%), часть акцизов и таможенных пошлин (всего их 20–22%, около 10% – платежи граждан), соцвзносы (20%) – вместе это уже 60% бюджета. Далее, граждане являются бенефициарами частных компаний, которые платят налог на прибыль – еще примерно 5% бюджета.

Итак, 65% доходов бюджета – это напрямую «наши налоги», без каких бы то ни было оговорок. Так что даже если бы у нашего государства сувереном был не народ, а некий царь (а так, похоже, многие сегодня думают), то и здесь получалось бы, что более половины налогов в бюджете «наши».

Но и остальное – тоже наши налоги. Остальное – это доходы государства от добычи и реализации полезных ископаемых (НДПИ & Co), налоги на прибыль госкомпаний и «прочие доходы». Да, мы не платим эти налоги – половину НДПИ платят частные компании, половину – государственные компании, то есть компании в номинальном держании государства в пользу всех нас. Но в любом случае мы – бенефициары.

Можно спорить, кто платит больше налогов, кто – меньше, но олигарх-нефтяник, чья компания уплачивает НДПИ, не может похвастаться тем, что платит огромный налог в отличие от нас. Государство передало ему в эксплуатацию недра, которые по закону находятся в федеральной собственности, то есть это наши недра он эксплуатирует, и его налог – это всего лишь плата нам за наши недра.

По сути источником почти всех налогов является народ России (малое исключение – налоги иностранцев, зарабатывающих в России, их совсем немного). И именно он является бенефициаром всех источников этих налогов. Государство – посредник в процессах платежа, и ничего более.

Но как же тогда быть с высказываниями о том, что российское государство практически не зависит от налогов, собираемых с частных лиц? И это тоже правда. Одно дело, кому принадлежит собственность по праву, а другое – кто ею распоряжается и как распоряжается.

Российская власть (не государство, заметьте; государство – это договорной фантом, а власть – это группа реальных людей) сконцентрировала в своих руках и централизовала на федеральном уровне беспрецедентные возможности контроля над государственной собственностью, налоговыми потоками и управлением бюджетом.

Сделать это ей было достаточно просто, благодаря тому что основная масса доходов бюджета действительно порождается выручкой от продажи полезных ископаемых. 25% консолидированного бюджета (за вычетом социальных сборов) составляют нефтегазовые доходы, которые собираются помимо населения.

Доходы от продажи полезных ископаемых идут в основном на закупку импорта, обеспечивающего более половины потребления в России (а если исключить из потребления те самые полезные ископаемые и энергию в широком смысле, которую контролирует та же власть, то и все 70%). Таможенные пошлины и НДС мы как потребители вынуждены платить, а власть их собирает: больше нефти – больше пошлин и НДС; меньше нефти – меньше налогов.

Дальше, государство нанимает почти 38% трудовых ресурсов в России. Соответственно, власть решает, сколько платить этим работникам. А их налоги – это возврат в государство части налогов, потраченных на оплату их труда. То есть как бы не налоги, а возвраты. Их объём тоже зависит от нефти: больше нефти – больше у государства денег, больше зарплаты и налоги бюджетников.

Очень упрощая, можно сказать, что если бы в России волшебным образом исчезла половина населения (даже не «более бедная» или «менее занятая», а просто ровно половина от каждой группы и страты), то власть от этого только выиграла бы. Почти 35% консолидированного бюджета никак не изменились бы, то есть доходы бюджета ориентировочно упали бы на 32,5%, а подушевой уровень доходов бюджета вырос бы где-то на 35% (это случайное совпадение цифр, а не математическая закономерность). При этом расходы бюджета (за вычетом некоторой доли военных и инфраструктурных расходов) сократились бы примерно в два раза – то есть бюджетная ситуация в стране стала бы существенно лучше.

Говорит ли это о том, что граждане России имеют меньше прав требовать от власти отчёта об использовании всех налоговых поступлений? Разумеется, нет. Если в большом доме на первом этаже построен магазин, председатель ТСЖ не может заявить, что поскольку плата за аренду магазина составляет большую часть от поступлений ТСЖ, ему плевать на мнение жильцов и он сам себе хозяин (хотя, конечно, если бы дом был поменьше и жильцов было меньше, а магазин был бы таким же, то финансы ТСЖ были бы только лучше).

Председатель ТСЖ всего лишь приказчик, поставленный жильцами, а плата за аренду магазина принадлежит жильцам так же, как и любые другие их доходы – только коллективно. Чиновников ТСЖ, считающих, что деньги за аренду – их, а не жильцов, надо последовательно выгонять; жильцов, считающих так же, – переубеждать; подрядчиков ТСЖ, которые хотят на такой вседозволенности заработать (даже если они великие патриоты дома и защитники его интернета от «Гугла» и прочих врагов), – отстранять от кормушки.

И если мы хотим однажды оказаться жителями страны, которая развивается хотя бы так же быстро, как мир в среднем, мы должны научиться и научить всех её жителей, что в реальном мире существуют только люди – граждане страны, её население, народ, общество.

«Страна» и «государство» – это придуманные нами понятия; они придуманы для нашего удобства и должны нам служить – других задач у них нет и быть не может. Те, кто полагает, что ментальные конструкты могут жить сами по себе и еще требовать чего-то от реальных людей, серьёзно задержались в социальном развитии – где-то на уровне примитивных родоплеменных религий с их антропоморфическими анимизмами.

Андрей Мовчан

Источник ➝

Наивные русские считают Запад другом, даже когда он их готов уничтожить

Пол Робертс уверен, что с таким подходом и с такой доверчивостью Россия просто обречена на гибель

Уинстон Черчилль сказал, что Россия это «окутанная тайной головоломка внутри загадки». Прочитав два противоречивых сообщения в новостях об отношениях внутри России, я понимаю, что имел в виду Черчилль.

Генерал Валерий Герасимов, начальник российского Генерального штаба, из многочисленных интенсифицировавшихся учений Вашингтона и НАТО на границе России сделал вывод о том, что Вашингтон и его марионеточные государства НАТО готовятся к серьезному конфликту.

На брифинге для иностранных военных атташе в Москве Герасимов сказал, что увеличение количества и масштаба военных учений, проводимых членами НАТО, указывает на то, что альянс «целенаправленно готовит свои войска к участию в крупном военном конфликте».

Представитель Кремля заявил, что российское руководство доверяет мнению генерала Герасимова.

Дело ясное, что, основываясь на проанализированных данных, российские военные видят, что Вашингтон и его вассалы готовятся к войне с Россией. Российское руководство заявляет, что оно доверяет мнению российского военного руководства.

«Только 3% российских респондентов ответили, что считают Запад врагом России», — сказал «Левада-центр» *. Еще 16% заявили, что рассматривают Запад в качестве соперника.

«Две трети респондентов «Левада-центра» * (67%) сказали, что Россия должна относиться к Западу как к «партнеру», а 11% сказали, что Россия должна относиться к Западу как к «другу», согласно разбивке данных «Коммерсанта».

Необычайную разницу во взглядах российского генерального штаба и простых россиян объяснить сложно. Кто общается с русскими людьми? Их лидеры? Или финансируемые Западом неправительственные организации и СМИ, которые распространяют западную пропаганду для русского народа? Русские люди все еще слушают «Голос Америки»?

Если эти противоречивые сообщения в новостях верны, то Россия сталкивается с тем фактом, что осознание руководством того, что Вашингтон и его европейские вассалы являются врагом, стремящимся к войне, не разделяется российским населением. Это подразумевает полный провал связи между российским руководством, приверженным национальному суверенитету России, и русскими людьми, которые, очевидно, не видят риска быть колонизированными своими друзьями на Западе.

Как может русский народ, униженный американскими санкциями и бесконечными доносами на своего избранного президента, который вывел их из американского плена; русский народ, которому на его границе угрожают ядерные ракеты Вашингтона, хоть как-то, верить в дружбу и партнерство с Вашингтоном?

Если опросы верны, а русский народ не понимает гегемонистского импульса Вашингтона, то суверенитет России не является надежным.

Автор: Пол Крэг Робертс — Paul Craig Roberts — доктор экономических наук, бывший заместитель по экономической политике министра финансов США в администрации Рональда Рейгана. Автор экономической политики американского правительства в 1981—1989 гг., получившей название «рейганомика». Работал редактором и обозревателем газеты The Wall Street Journal, журнала Businessweek и информационного агентства Scripps Howard News Service. В своё время был автором постоянной колонки в газете The Washington Times. Автор многочисленных книг, посвященных крупнейшим проблемам современности.

Публикуется с разрешения автора.

Перевод Сергея Духанова.

 

 Пол Робертс

Пенсионная реформа: Поколение 90-х расплатилось за жажду свободы, а не власть отняла деньги

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх