Пойти туда не знаю куда

Известный экономист Сергей Глазьев со всей определённостью заявил в «Завтра»: «Все проблемы, препятствующие экономическому развитию, сосредоточены в системе госуправления».

Дерзну предположить, что затык у нас даже не в системе государственного управления, а выше – в системе государственного целеполагания.Прежде, чем управлять автомобилем, надо знать, куда мы едем. Прежде, чем командовать строительством – понять, что строим. Такого понимания как раз и нет. Но все это тщательно скрывают, и делают вид, что и говорить об этом не нужно, потому что и так всем всё ясно.

А оно – не ясно. У нас нет образа результата – и отсюда все беды.

Вот приняли Федеральный закон «О стратегическом планировании». И тут же отложили исполнение на три года: до той поры как-нибудь забудется, заболтается, рассосётся. И то сказать, сколько всего произойдёт за три года, кто там вспомнит, о каком-то планировании. На этот прискорбный факт обращает внимание Глазьев: «Примечательно нежелание Правительства исполнять этот закон». А что тут удивительного? Планировать при отсутствии образа результата – невозможно: это пойти туда не знаю куда.

Люди издавна планировали, ставили цели – например, в своей собственной деловой жизни. Без плана нет успеха. Американские учителя успеха твердят в пособиях для бизнесменов: отсутствие планирования – это планирование провала. Зайдите в любой книжный магазин и там, на полке книг, посвященных достижению успеха и повышению личной эффективности, вы найдёте книжки, о планировании делового успеха. Об этом постоянно проводят семинары разного формата. Да и я лично регулярно провожу семинары на эту тему для своих продавщиц.

Во всех книжках, на всех семинарах началом начал является простая мысль: исходный пункт - это образ результата. Предельно ясный и конкретный. И непременный ответ на вопрос: зачем тебе ЭТО надо. Если образ неясен, а надо неизвестно зачем – результат почти наверняка будет провальным.

На семинарах мы говорим: цель надо ставить в натуральных, физических показателях: не «увеличить свой доход», а «заработать к такому-то числу на двухкомнатную квартиру в Люберцах». Для этого надо продавать столько-то в месяц, в неделю, в день. А чтобы достичь таких показателей, надо принять такие-то меры – вот это уже пошло планирование. Не «получить хорошее образование», а «поступить в МГУ «на бюджет» на такой-то факультет, для чего получить такие-то показатели ЕГЭ». А дальше – что делать ежемесячно, еженедельно, ежедневно.

Государство – не тётенька-продавщица? Верно! Но принципы достижения успеха едины для простого маленького человека, и для организации любого размера, и для коллективной личности – народа. И фундаментом успеха во всех случаях является образ результата и ясное понимание, зачем это нужно.

При сталинской индустриализации было ясно, что нужно: построить промышленность, достичь автаркии и подготовиться к назревающей большой войне. А сегодня какая у нас задача? Такая же? Не такая? Тогда какая? Я ни разу не читала никакого руководящего документа, где было бы внятно изложено, какая у нас должна быть жизнь через пять, десять, двадцать лет. Мы должны быть индустриальной державой? У нас должно быть производство средств производства? У нас должно быть самодостаточное сельское хозяйство? (Сегодня оно крайне зависимое – несмотря на всё бахвальство). Население должно жить в нескольких гигантских агломерациях или, наоборот, мы должны «расползтись» по территории? Без ответа на эти (и многие другие) вопросы «стратегически планировать» - пустое дело. Мне кажется, наши начальники оттого и отложилизакон о планировании, что инстинктивно чувствуют: ничего не выйдет. Планирование в отсутствие образа результата – пустейшее дело. И дело тут не только в утрате технических навыков планирования, хотя и это важно. Кстати, современные вычислительные мощности могут сделать планирование гораздо более эффективным, чем во времена СССР.

Кто и какими силами должен выработать образ результата? Большой вопрос. Когда-то известный русский юрист-конституционалист Иван Ильин считал, что полезно иметь разделение: правительство и администрация. Правительство – вырабатывает стратегию, видение (то, что американцы называют vision), образ результата. Администрация повседневно руководит достижением этого результата. В СССР попыткой такого рода было разделение на партию и правительство. Но в реальности это оказалось просто двумя дублирующими друг друга бюрократическими вертикалями. Ясно одно: видение нельзя разработать бюрократически. Образ результата (личный или коллективный) непременно должен быть вдохновляющим, зовущим, влекущим. Он должен быть понят, угадан в глубине народной жизни. При этом он не может быть результирующей народных хотелок и притязательных вожделений. Для выработки образа результата потребны любовь к своей земле, обширные познания, международный кругозор, способность «видеть то, что временем закрыто». Есть ли такие люди? Могут ли они быть призваны к этой деятельности?

Вопросов больше, чем ответов…

domestic-lynx

Источник ➝

Наивные русские считают Запад другом, даже когда он их готов уничтожить

Пол Робертс уверен, что с таким подходом и с такой доверчивостью Россия просто обречена на гибель

Уинстон Черчилль сказал, что Россия это «окутанная тайной головоломка внутри загадки». Прочитав два противоречивых сообщения в новостях об отношениях внутри России, я понимаю, что имел в виду Черчилль.

Генерал Валерий Герасимов, начальник российского Генерального штаба, из многочисленных интенсифицировавшихся учений Вашингтона и НАТО на границе России сделал вывод о том, что Вашингтон и его марионеточные государства НАТО готовятся к серьезному конфликту.

На брифинге для иностранных военных атташе в Москве Герасимов сказал, что увеличение количества и масштаба военных учений, проводимых членами НАТО, указывает на то, что альянс «целенаправленно готовит свои войска к участию в крупном военном конфликте».

Представитель Кремля заявил, что российское руководство доверяет мнению генерала Герасимова.

Дело ясное, что, основываясь на проанализированных данных, российские военные видят, что Вашингтон и его вассалы готовятся к войне с Россией. Российское руководство заявляет, что оно доверяет мнению российского военного руководства.

«Только 3% российских респондентов ответили, что считают Запад врагом России», — сказал «Левада-центр» *. Еще 16% заявили, что рассматривают Запад в качестве соперника.

«Две трети респондентов «Левада-центра» * (67%) сказали, что Россия должна относиться к Западу как к «партнеру», а 11% сказали, что Россия должна относиться к Западу как к «другу», согласно разбивке данных «Коммерсанта».

Необычайную разницу во взглядах российского генерального штаба и простых россиян объяснить сложно. Кто общается с русскими людьми? Их лидеры? Или финансируемые Западом неправительственные организации и СМИ, которые распространяют западную пропаганду для русского народа? Русские люди все еще слушают «Голос Америки»?

Если эти противоречивые сообщения в новостях верны, то Россия сталкивается с тем фактом, что осознание руководством того, что Вашингтон и его европейские вассалы являются врагом, стремящимся к войне, не разделяется российским населением. Это подразумевает полный провал связи между российским руководством, приверженным национальному суверенитету России, и русскими людьми, которые, очевидно, не видят риска быть колонизированными своими друзьями на Западе.

Как может русский народ, униженный американскими санкциями и бесконечными доносами на своего избранного президента, который вывел их из американского плена; русский народ, которому на его границе угрожают ядерные ракеты Вашингтона, хоть как-то, верить в дружбу и партнерство с Вашингтоном?

Если опросы верны, а русский народ не понимает гегемонистского импульса Вашингтона, то суверенитет России не является надежным.

Автор: Пол Крэг Робертс — Paul Craig Roberts — доктор экономических наук, бывший заместитель по экономической политике министра финансов США в администрации Рональда Рейгана. Автор экономической политики американского правительства в 1981—1989 гг., получившей название «рейганомика». Работал редактором и обозревателем газеты The Wall Street Journal, журнала Businessweek и информационного агентства Scripps Howard News Service. В своё время был автором постоянной колонки в газете The Washington Times. Автор многочисленных книг, посвященных крупнейшим проблемам современности.

Публикуется с разрешения автора.

Перевод Сергея Духанова.

 

 Пол Робертс

Пенсионная реформа: Поколение 90-х расплатилось за жажду свободы, а не власть отняла деньги

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх