Курильский тупик

Точек соприкосновения нет. Однако ни та, ни другая сторона, похоже, не собирается отменять уже намеченные встречи и переговоры.



В Москву для подготовки визита японского премьер-министра Синдзо Абэ прибыл глава МИД Японии Таро Коно. На переговорах в конце января Абэ и Владимир Путин будут обсуждать проблему заключения мирного договора. Задача — согласовать формулу решения территориального спора между Россией и Японией и подойти вплотную к определению конкретных рамок будущего договора. В последнее время вокруг этого вопроса развернулись настоящие информационные — и зачастую просто истерические — баталии.

Японский премьер активно готовит общественное мнение в своей стране к вроде бы предрешенной (в его интерпретации) сделке на основе формулы, зафиксированной в Советско-японской декларации 1956 года, с передачей Японии после заключения мирного договора острова Шикотан и группы необитаемых островов Хабомаи (части Курильских островов). Это уже вызвало резкую реакцию российского МИДа.

Одновременно японский лидер пытается избавиться от хотя бы некоторых из формальных препятствий для такой сделки: снять вопрос о компенсациях за утраченную Японией собственность и в той или иной форме гарантировать демилитаризованный статус обсуждаемых островов.

С российской стороны пока есть только заявления о безусловной легитимности территориальных изменений, произошедших в результате Второй мировой войны. Но это идет вразрез с японской позицией. Точек соприкосновения нет. Российские официальные новостные агентства так и сообщают: «Никто не ждет, что переговоры станут дружеской беседой — слишком сильно вырос градус политической дискуссии».

Однако ни та, ни другая сторона, похоже, не собирается отменять уже намеченные встречи и переговоры — либо надеясь «дожать» партнера на пути к финишной ленточке, либо зная что-то такое, что обществу пока не известно. Так или иначе, но складывающаяся ситуация вызывает неловкость и досаду. И вот почему.

Во-первых, надо либо открыто сказать, что Россия ищет компромисс, который, однако, невозможен без изменения фактически существующей границы, либо, если это считается неприемлемым, отложить вопрос еще на несколько десятилетий. А годами говорить о чем-то одном, имея в виду что-то совсем другое и никому при этом не объясняя (а возможно, и не понимая самим), что предполагается получить в результате, — это плохая, недостойная политика.

Во-вторых, если уж решать вопрос с помощью компромисса, то это не может быть только решением власти, без каких-либо объяснений людям. Передача пусть даже символической части реально контролируемой государством территории воспринимается очень эмоционально. Нужно долго и подробно объяснять и широко обсуждать со всей страной причины, цели и желаемый эффект такого шага. Аргументы японской стороны российскому обществу вообще неизвестны, а своих аргументов в пользу какого-либо компромиссного решения российская власть не представила.

В-третьих, очевидно, что если говорить на эту тему с людьми, то ни юридической казуистикой (которую сама власть ни в грош не ставит), ни сказками о каких-то денежных потоках, которые вдруг обрушатся на Дальний Восток и его жителей, не отделаться. Аргументами могут быть только очень большие и важные для всех вещи, связанные с принципиально новой российской политикой и положением России в мире. Однако эти материи в сегодняшней ситуации и с нашей нынешней властью к лучшему не изменятся — ни с договором с Японией, ни без него. А кремлевские игры с плетением краткосрочных геополитических интриг, как обычно, закончатся позорным пшиком.

В-четвертых, важно понимать, что в конечном счете речь идет не об отношениях между политическими персонами, а об отношениях между народами. Любые проявления нечестности — будь то кулуарные решения, или лукавые подмигивания, или тактические умолчания в отношении партнеров по переговорам — в итоге портят отношения между народами. А это уже серьезно и надолго. Конечно, в политике не обойтись без элементов игры и всяческого рода умолчаний. Но в территориально-международном споре иллюзия тактического выигрыша обернется стратегическими потерями на десятилетия.

В-пятых, если решать вопрос стратегически, на десятилетия или даже на века, необходимо понимать, что надежное решение территориальных споров возможно только при позитивном развитии ситуации для всех его участников в условиях нормальных добрососедских отношений. На примере Ближнего Востока мы видим, как территориальные конфликты не угасают десятки лет. В Западной Европе исторических споров и взаимных претензий было ничуть не меньше, но за последние 70 лет в результате успешного развития и благодаря интеграции территориальные трения пусть и не исчезли совсем (в головах людей такие споры живут дольше, чем в официальной дипломатии), но, по крайней мере, существенно потеряли актуальность. И длящийся, по сути, с окончания Второй мировой войны территориальный спор между Россией и Японией может остаться в прошлом только при условии такого обоюдно успешного развития.

Наконец, шестое, очень важное. Есть большая разница между разговорами о судьбе островов как места, где живут и работают люди, и обсуждением их юридической принадлежности. Условия жизни на Курилах, мягко говоря, плохие. И хотелось бы, чтобы российско-японские договоренности хоть как-то улучшили жизнь людей. Однако, к сожалению, бесконечные показушные договоренности о «начале консультаций по сотрудничеству» в условиях отсутствия у России и Японии базового взаимопонимания по-прежнему не обещают жителям Курил реальных перемен к лучшему.

Григорий Явлинский

Источник ➝

«Вам, дебилам, сказали сидеть дома и смотреть онлайн. Так нет же»: екатеринбуржцы — о гуляющих на 9 Мая

План по тому, чтобы избежать толп в центре, провалился. Екатеринбург проигнорировал самоизоляцию

На 9 Мая в центре Екатеринбурга собрались сотни людей, чтобы посмотреть на пролет военной авиатехники и проезд исторической колонны. Это при том, что во всей Свердловской области введен масочный режим, и людям разрешают выходить из дома только со специальными справками.

К вечеру сотни екатеринбуржцев собрались в центре, чтобы посмотреть праздничный салют (мы показывали его в прямом эфире, а здесь — фоторепортаж).

Но он в итоге прошел в ЦПКиО, так что посмотреть его смогли не все. Очевидно одно: если у городских властей был план, как избежать толп в центре, то он провалился. И вот что об этом думают наши читатели.

Елена Исаева: «Смешно было надеяться, что вот прямо никто не придет на парад. Зачем было устраивать — вот в чем вопрос. Понятно, еще и вечером все на салют поперлись. А через неделю — здравствуй, пик заражения... И опять администрации будет чем заняться».

Ирина: «Что за глупые люди, повываливались на улицу. Почему не разгоняют? Я вот тоже, например, хочу беспрепятственно гулять, но сидим и не нарушаем самоизоляцию».

Гость: «Когда ещё так доступен был центр на 9 Мая во время парада».

Aloe Vera: «Дед мой всю войну под огнем прошел. А я из-за какой-то сомнительной болячки дома буду тухнуть? Хрен вам!».

1982: «А через 7–14 дней дней будут ныть: "Почему вы не делаете мазки и плохо лечите меня"».

Марина Львова: «Много ветеранов уже не дожили до юбилея, это грустно. Погода потрясающая, да, сегодня так и манила... На балкон по итогу. Видела гуляющих, но думаю, что вирус просто убьётся на сегодня от той мощи добра, что творится! Всех с праздником!».

Степан: «Каждый сам принимает решение, идти или нет, самоизолироваться и снизить социальную активность или забить. Я максимально делаю все, чтобы сберечь здоровье. Поэтому по максимуму дома, и да, в честь 75-летия Победы принял участие в куче онлайн-акций. А вы?».

Горе от ума: «Я очень понимаю, что людям хочется праздника и что все-таки этот день для многих важен, но так как вирус гуляет, не стоит рисковать. В следующем году нагуляемся все за два года».

Гость: «Гулять на открытом пространстве в маске — это как принимать ванну в носках».

Анна Романова: «Все правильно сделали, что перенесли салют. Вам, дебилам, сказали: "Сидите дома, смотрите онлайн". Так нет, вы же, стадо баранов, поперлись в центр, как будто первый и последний раз салют увидели. Одним словом, идиоты».

Гость: «Они же первый раз машинки увидели... А вообще многие до сих пор не верят в вирус, видимо, цифры статистики (которая и так учитывает далеко не все случаи) посмотреть не могут... Пока именно их близкие не окажутся в реанимации, все пофиг».

Как Екатеринбург праздновал 9 Мая в режиме самоизоляции, мы рассказывали здесь. А все актуальные новости о коронавирусе мы собираем в новом онлайн-репортаже.

 

Софья Исакова, Виктория Чулюкина

9 мая – день борьбы народа России-СССР с путинским фашизмом!

Картина дня

))}
Loading...
наверх