Единства нет

Парадоксальность праздника, отмечаемого в России 4 ноября, очевидна как никогда. Ведь пропасть между верхами и низами все глубже.


Праздник единения знати и простонародья в наши дни приобретает особый смысл. © Фото с сайта kremlin.ru

Распускаются слухи, что День народного единства будет сейчас отпразднован в последний раз и затем заменен Днем Крыма, отмечаемым, естественно, 18 марта. Или, как вариант, 18 марта и станет именоваться «Днем народного единства».

Понятия не имею, есть ли под этими разговорами какая-то почва.

Но в случае чего не удивлюсь. И добавлю, что такой перенос праздника мог бы оказаться радикально смягченной заменой другого проекта, существование которого тоже ничем, кроме слухов, не подкреплено, — присоединением то ли Белоруссии, то ли Казахстана, то ли обеих дружественных стран разом.

В этом был бы свой реализм. Замена акции, сулящей гору проблем, простым административным переносом выходного дня. Сложнейшего мероприятия — элементарным, но при этом несущим такой же державный идеологический заряд.

Так или иначе, предстоящее Четвертое ноября будет еще отмечаться обычным порядком. Хотя и скромнее, чем в последние годы: без шествий, политических митингов и больших шоу. Можно считать это подготовкой к закрытию праздника, а можно и признанием очевидного его кризиса. Ведь День единства действительно выпал из общего ряда. Выпал недавно, и не по тем причинам, которые принято называть.

На то, что именно в эту дату в 1612-м не случилось ничего существенного, вполне можно не обращать внимания. Многие праздники в разных краях обозначают давние события весьма туманно, но люди охотно их отмечают.

То, что вводили этот День ради вытеснения Седьмого ноября, тоже не принципиально. Революционный праздник изжил себя и давно уже не был всенародным. Проблемы конкуренции нет.

Не очень работают сегодня даже и обычные сравнения Четвертого ноября с другими не особо популярными постсоветскими праздниками, начиная с Дня России или Дня флага.

В отличие от них, в словах «День народного единства» читается содержание, которое сегодня почти крамольно.

Это же праздник гражданина Минина и князя Пожарского. Праздник единения знати и простонародья. Его актуальность в наши дни неоспорима. Знать налицо. Простонародье тоже. Между ними — пропасть. Это все видят. За последние пару лет широкие массы сильно продвинулись в понимании того, насколько архаична наша система. И даже освоили соответствующий словарь: «феодализм», «барство», «холопы». Если бы случаи милостивого единения высших с низшими приобрели у нас регулярный характер, Четвертое ноября нашло бы себя.

Поводов сколько угодно. На дворе тяжелые времена. Режим призвал народ к жертвам и придумывает все новые способы на нем сэкономить. Как кстати пришлась бы солидарность вельможи и простолюдина. Вообразите только возложение на общий алтарь олигархами, чиновниками и служивыми хотя бы половины своих доходов, уменьшение числа дворцов для высочайшего отдохновения, ограничение меню пиршеств простейшей выпивкой и закуской. Да мало ли можно придумать самоотверженных акций? Стоит лишь захотеть.

А что читаем к празднику единства в ленте новостей? Нефтекомпании согласились заморозить цены на бензин. Днем раньше один из магнатов этого бизнеса подарил своим детям акции своей корпорации на миллиард долларов с хвостиком. Начатая летом клоунада с отменой пенсионной спецнадбавки для думских депутатов закончилась опросом, который выявил шесть состоятельных думцев, согласных, по их словам, в добровольном порядке отказаться от доплаты.

Перечень воодушевляющих деяний легко продолжить. Сегодняшние князья пожарские не стесняются роскоши, много заботятся о приумножении своих сокровищ, а гражданам мининым жалуют что-нибудь, только если уверены, что ничего существенного не потеряют.

Казенная политика за последние годы, и особенно в 2018-м, утратила прежнюю свою извилистость и закамуфлированность. Стержневой ее принцип — за все руководящие затеи платят низы, чтобы верхи могли жить по-прежнему, — диаметрально противоположен идее народного единства в любом ее понимании.

Отмечаемое в четырнадцатый раз Четвертое ноября сумело, наконец, занять особое место среди прочих наших дат.

День России не вызывает особых вопросов даже у тех, для кого это просто выходной. Потому что Россия есть.

А День народного единства подталкивает к вопросам. Потому что единства нет.

Сергей Шелин

Источник ➝

Наивные русские считают Запад другом, даже когда он их готов уничтожить

Пол Робертс уверен, что с таким подходом и с такой доверчивостью Россия просто обречена на гибель

Уинстон Черчилль сказал, что Россия это «окутанная тайной головоломка внутри загадки». Прочитав два противоречивых сообщения в новостях об отношениях внутри России, я понимаю, что имел в виду Черчилль.

Генерал Валерий Герасимов, начальник российского Генерального штаба, из многочисленных интенсифицировавшихся учений Вашингтона и НАТО на границе России сделал вывод о том, что Вашингтон и его марионеточные государства НАТО готовятся к серьезному конфликту.

На брифинге для иностранных военных атташе в Москве Герасимов сказал, что увеличение количества и масштаба военных учений, проводимых членами НАТО, указывает на то, что альянс «целенаправленно готовит свои войска к участию в крупном военном конфликте».

Представитель Кремля заявил, что российское руководство доверяет мнению генерала Герасимова.

Дело ясное, что, основываясь на проанализированных данных, российские военные видят, что Вашингтон и его вассалы готовятся к войне с Россией. Российское руководство заявляет, что оно доверяет мнению российского военного руководства.

«Только 3% российских респондентов ответили, что считают Запад врагом России», — сказал «Левада-центр» *. Еще 16% заявили, что рассматривают Запад в качестве соперника.

«Две трети респондентов «Левада-центра» * (67%) сказали, что Россия должна относиться к Западу как к «партнеру», а 11% сказали, что Россия должна относиться к Западу как к «другу», согласно разбивке данных «Коммерсанта».

Необычайную разницу во взглядах российского генерального штаба и простых россиян объяснить сложно. Кто общается с русскими людьми? Их лидеры? Или финансируемые Западом неправительственные организации и СМИ, которые распространяют западную пропаганду для русского народа? Русские люди все еще слушают «Голос Америки»?

Если эти противоречивые сообщения в новостях верны, то Россия сталкивается с тем фактом, что осознание руководством того, что Вашингтон и его европейские вассалы являются врагом, стремящимся к войне, не разделяется российским населением. Это подразумевает полный провал связи между российским руководством, приверженным национальному суверенитету России, и русскими людьми, которые, очевидно, не видят риска быть колонизированными своими друзьями на Западе.

Как может русский народ, униженный американскими санкциями и бесконечными доносами на своего избранного президента, который вывел их из американского плена; русский народ, которому на его границе угрожают ядерные ракеты Вашингтона, хоть как-то, верить в дружбу и партнерство с Вашингтоном?

Если опросы верны, а русский народ не понимает гегемонистского импульса Вашингтона, то суверенитет России не является надежным.

Автор: Пол Крэг Робертс — Paul Craig Roberts — доктор экономических наук, бывший заместитель по экономической политике министра финансов США в администрации Рональда Рейгана. Автор экономической политики американского правительства в 1981—1989 гг., получившей название «рейганомика». Работал редактором и обозревателем газеты The Wall Street Journal, журнала Businessweek и информационного агентства Scripps Howard News Service. В своё время был автором постоянной колонки в газете The Washington Times. Автор многочисленных книг, посвященных крупнейшим проблемам современности.

Публикуется с разрешения автора.

Перевод Сергея Духанова.

 

 Пол Робертс

Пенсионная реформа: Поколение 90-х расплатилось за жажду свободы, а не власть отняла деньги

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх