Политновости

3 926 подписчиков

Свежие комментарии

  • Мирослав Мирославов
    Ковид, это не вирус. Ковид, это чума третьего тысячелетия. Оптимисты, которые надеятся, что за 5 лет всё закончится, ...Это ваш выбор: По...
  • Dmitriy St
    О да, я из-за далекого мкада. Места тут у нас дикие, в мире это Россией считается. Ты лучше к нам не приезжай, за мка...Будет ли идея «бе...
  • Лёлик Контрабасов
    А ето кто тут у нас такой грубиян? Пошёл на хер петух обиженный. Давай кукарекни чё нибудь и заблокируйся, херой.Это ваш выбор: По...

Власть превратила Москву в Древний Рим накануне падения

Половина России получает зарплату, которая обрекает людей на хлеб и воду

Власть превратила Москву в Древний Рим накануне падения

На Гайдаровском форуме-2019 вице-премьер Голикова в рамках пленарной сессии «Социальная триада: демография — занятость — доходы» сообщила, что в 2018 году достигнуты самые низкие показатели безработицы — 4,8%.

Казалось бы, нужно стоя аплодировать чиновникам, однако многие россияне с горечью говорят, что «пашут за хлеб» и называют свою жизнь беспросветной. Даже проблемы в соседней Украине, горячо обсуждаемые на федеральных каналах, уже не оказывают прежнего эффекта «патриотической мобилизации», как в 2014—2016 года. Народ перестал верить всяким «соловьевым» и «брилёвым», называя их кремлевскими пропагандистами.

Пессимизм в обществе вызван тем, что в стране нарастает массив низкооплачиваемых рабочих мест, которые характеризуются оплатой труда, меньше двух трети медианной зарплаты. Исследования во многих странах показывают, что именно этот порог означает жалкое существование и вызывает в работниках скрытую агрессию. Более того, для властей такие люди намного опаснее, чем просто безработные. Закономерно, что получатели сверхнизких доходов готовы выйти на баррикады. Например, как «желтые жилеты» во Франции.

К слову, в США доход, менее 2/3 медианой зарплаты, справедливо называют «hardship» — тяжелым испытанием, которое не позволяет даже одному взрослому удовлетворить свои нужды в предметах первой необходимости.

Фактически речь идет о работающей нищете, при которой нет денег для поддержания жилья в безопасном состоянии, не говоря уже о том, чтобы дать образование детям.

В Европейском союзе людей, получающих «hardship», примерно 17%. Столь высокие показатели, правда, вызваны проблемными рынками труда в таких странах, как Латвия, где указанный показатель превышает 26%. По большому счету, без Прибалтики, Болгарии и им подобных государств, Старый Свет имеет низкооплачиваемых рабочих мест в объеме, не более 7−10%. В принципе, не столь критично, так как зачастую второй супруг компенсирует более высокой зарплатой выпадающий доход домохозяйства.

Угроза социальной стабильности появляется тогда, когда оба члена семьи обречены на зарплату «hardship». Между тем, по оценкам Росстата, в 2017 г., порядка 30% рабочих в крупных и средних предприятиях получали 2/3 и меньше медианного значения зарплаты. А если к этому прибавить бюджетную сферу, и малый бизнес, то в России порядка половины трудоспособного населения находятся в состоянии жалкого существования.

Приведем достаточно типичный пример:

«Моя зарплата 15 тысяч. В нашем городке лучшего не найти. Безработица. 7 тысяч отдаю за съем комнаты. Тысяча уходит на дорогу до работы и обратно. Тысяча — оплата кредита, который выплачивать еще два года. Стараюсь экономить на всем. Кино — раз в месяц, театр — вообще молчу. В кафешку только по великим праздникам. Косметика самая дешевая. Латаю старые сапоги, радуюсь поношенным шмоткам, что отдают подруги. Копить на отпуск не получается. Денег не хватает. Последнюю неделю до зарплаты сижу на дошираках».

В 2018 году медианная зарплата подросла до 30 тысяч, но более существенно выросли и цены, а также всевозможные поборы. В итоге коэффициент Джини, который характеризует уровень разброса оплаты труда, достиг критически опасного значения 0,4. Кстати, в Римской империи накануне её падения было такое же неравенство доходов, как сегодня в России.

Сверхнизкие зарплаты сказываются на поведении бедных работников, которые чувствуют себя рабами на фоне высокооплачиваемых начальников и чиновников. Виталий Л., работник электросетей сравнивает свою работу с крепостным правом:

«Я понимаю, что не смогу найти другую работу, так как нормальных вакансий в нашем городке нет. Начальник (нецензурное слово) ведет себя как самый настоящий барин, а мы, подчиненные, согласились с ролью его холопов. А куда деваться, нужно кормить семью. В этой ситуации я чувствую себя крепостным крестьянином 21 века, даже уйти не могу».

Таким образом, сегодня мы живем в государстве, в котором жирует узкая группа привилегированных (точнее пригретых властью) людей, получающих сверхвысокие зарплаты, совершенно не адекватные их труду. И прозябает многомиллионный массив людей, вынужденных работать за гроши.

Самое ужасное заключается в том, что

далее

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх