Политновости

3 924 подписчика

Свежие комментарии

  • Ксения Фотина
    Конечно первое лицо региона должен самым серьезным образом ответить за попустительство такой самодеятельности, какая ...9 мая – день борь...
  • Ксения Фотина
    "...что МАССОВОЕ празднование Дня Победы ПЕРЕНЕСЕНО..."9 мая – день борь...
  • Ксения Фотина
    Абсолютная провокация, устроенная двумя героями такого празднования Дня Победы! Представители власти все в масках, эт...9 мая – день борь...

«Роснефтегаз» или история приватизированного государства

«Роснефтегаз» или история приватизированного государства

Принято считать, что государство должно обеспечивать благо народа. Но российская действительность указывает на существование совершенно иного феномена — «приватизированного государства», когда интересы государственные трансформируются в интересы частные, государственный бюджет превращается в некий «общак», произвольный доступ к которому имеют власть имущие. Отсутствие прозрачности и наличие серых «общаков» для россиян уже не секрет. Можно конечно говорить и «фондов», но это не общеизвестные и законные бюджетные фонды, внебюджетные фонды. Это уже существенно иное. Примерно то, за что уголовным делом преследовался в свое время Н.Е.Аксененко и др. Тогда еще государство не до конца было приватизировано, еще какая-никакая конституционная совесть в государстве российском еще теплилась. Сейчас это подается как норма государственного управления.

Во время большой пресс-конференции российскому лидеру задали вопрос о том, что «Газпром» и «Роснефть» часть средств отправляют не в бюджет, а в «Роснефтегаз», который передает лишь часть средств, остальные оставляет на своих счетах. При этом для президента вполне уместным является наличие фондов, которые выполняют распределительную функцию, возложенную на бюджет, но вместо (!

) госбюджета. Путин заверил, что все в порядке. Ну да, такой порядок теперь у нас.


ПРИВАТИЗИРОВАНЫ НЕ АКТИВЫ, А ЦЕЛОЕ ГОСУДАРСТВО

За последние четверть века в государстве сложилась непрозрачная схема распределения активов. Есть монополии, выступающие локомотивами российской экономики — «Роснефть», «Газпром» и другие. «Роснефть» управляется бывшим госслужащим — Сечиным, который по всей видимости работает в тесной связи с Путиным с 1990 года и был направлен в Москву по приглашению Путина в 1996 году. Когда Сечин был рекомендован в состав совета директоров «Роснефти», компания занимала всего шестое место по объему добычи нефти в России. Затем был 2004 год, когда компания приобрела активы ЮКОСА через третью фирму, в 2016 году история повторилась с «Башнефтью», также ранее «отжатой» как и активы ЮКОСА у другого собственника. В 2012 году Сечин стал президентом компании. Сейчас «Роснефть» — крупнейший в мире производитель нефти.

Миллер стал работать под руководством Путина в 1991 году, а председателем «Газпрома» стал в 2001 году. Такая небольшая зарисовка показывает, что на самые прибыльные посты в государстве Путин поставил своих коллег, а точнее даже подчиненных.

Нефть этих госкомпаний продавала за рубеж Gunvоr Group, принадлежавшая тогда другу Путина Тимченко. Инфраструктуру для компаний строят два семейных клана из числа друзей Путина — Ротенберги и Тимченко. Не обделена оказалась и семья президента. Компании ежегодно объявляют гранты на НИОКР, которые (что конечно прозрачно законно честно целесообразно — в этом нет никаких сомнений) выигрывает фонд дочери Путина Тихоновой. Например, совокупно недавно фонд выиграл конкурсов у компаний на 452 млн. рублей. 179 млн. из них — это средства «Роснефти», 221 млн. — «Транснефти», а 59 млн. — «Росатома». Наряду с этим были и таинственные «целевые взносы» неопределенного характера на сумму 425 млн. руб.

«Роснефтегаз» — еще одна непрозрачная схема. Официально она подчинена Росимуществу.

Деятельность компании заключается во владении государственными пакетами акций:

  • ПАО «Роснефти» (до марта 2013 75,16 % акций, затем 69,5 %, после декабря 2016 — ожидается 50% + 1 акция)
  • ПАО «Газпрома» — 10,97 %
  • ОАО «Росгазификация» — 74,55 %
  • ПАО «Интер РАО» — 27,63 %
  • 7 % Каспийского трубопроводного консорциума.

Стоимость данных пакетов на 15 февраля 2008 года — $94,9 млрд.

Зачем было сделано подобного рода дробление — не ясно. Председателем совета директоров «Роснефтегаза» является Сечин, который возглавляет и «Роснефть». В компании по всей видимости ключевую роль играет именно председатель совета директоров, а не гендиректор, раз предыдущий гендиректор Л.Калада была вынуждена уволиться в связи с конфликтом с Сечиным.

Компания аккумулирует доходы госкомпаний, но в бюджет перечисляет далеко не все, оставляя на своих счетах средства, превышающие инвестпрограмму, на которые вроде как и расходуются поступления Роснефтегаза. Например, в 2016 году Роснефтегаз инвестировал в строительство верфи «Звезда» 60 млрд. руб., в строительство четырех электростанций в Калининградской области через совместное с «ИнтерРАО» предприятие — 100 млрд. руб. На счетах в этот момент у «Роснефтегаза» было 544 млрд. руб. И почему излишек в виде 384 млрд. руб. не был перечислен в бюджет, вопрос, требующий объяснений, на который никто не может дать ответ, а тот кто может ответить — уклоняется от ответов по существу. Численность сотрудников общества — 10 человек. Для сравнения — в «Роснефти» их 248,9 тыс., в Росимуществе только в центральном аппарате — 791 человек, в «Газпроме» 449 тыс. Зачем нужен посредник между госкомпаниями и Росимуществом, да еще с численным штатом в 10 человек — вопрос весьма туманный. Хотя, если честно, то абсолютно ясный.

По некоторым данным «Роснефтегаз» создавался как временное явление, чтобы на выданные зарубежными банками кредиты выкупить доли в компаниях, но по мере того, как долг был закрыт, компания так и осталась функционировать.

Отчетность по компании весьма скудная, да и в правительстве признавались, что не располагают данными о точном объеме средств на счетах компании. В марте этого года компания изменила форму собственности, став непубличным акционерным обществом (АО). То есть теперь она может более не раскрывать о себе информацию и не публиковать отчеты. Может для Президента тут все «абсолютно прозрачно», но для граждан это весьма запутанно и туманно. Хотя опять-таки, если честно — то предельно ясно.


ПОЧЕМУЧКА

Если для аналитика подобные запутанные схемы, которые по большому счету указывают на вполне очевидные выводы, кажутся странными и несоответствующими государственным интересам, то для президента все это в порядке нормы. Во его прямая речь. «Деньги „Роснефтегаза“ абсолютно прозрачны, там нет ничего непрозрачного. Они все находятся под контролем Правительства. И некоторые вещи мы финансируем оттуда тогда, когда Правительство забывает о том, что есть приоритеты, на которые нужно обращать внимание». Итак — «мы финансируем». Вопрос: кто этот «мы»?

Вопрос по «Роснефтегазу» прозвучал не случайно. За месяц до этого газета Ведомости несколько раз освещала перепалку организации с правительством, которое требовало увеличения отчислений в бюджет, но так ничего и не добилось. История с «Роснефтегазом» подняла множество вопросов.

Первый. Почему деньги аккумулируются не в бюджете, а в некоем фонде. Фонд был создан в 2004 году как временное явление. Теперь он по оценкам некоторых чиновников является кубышкой Сечина, из которой правительство не смогло изъять даже выручку от продажи акций «Роснефти» британской BP. В 2016 году «Роснефтегаз» отдал бюджету 35 млрд. руб., а получил 107 млрд. дивидендов, то есть себе он оставил 67% отчислений. На каком основании? Правительство получило именно из «Роснефтегаза» в этом году 700 млрд. руб. от продажи 19,5% «Роснефти», при этом в самом правительстве выражали беспокойство по поводу поступления этих денег. Почему бюджет получает средства от продажи государственного актива через посредника — вопрос не тривиальный. Да и получает ли — остается вопросом! Те самые «мы» скорее ими распоряжаются, как сказал Путин.

Второй. Почему президент так просто говорит о том, что наряду с госбюджетом есть и другие фонды, которые не просто неподконтрольны правительству, но и само правительство даже не знает, сколько у этого фонда, который официально государственный, денег. Несмотря на многочисленные просьбы «Роснефтегаз» так и не ответил на запросы правительства о том, сколько средств идет на «инвестпрограмму». В ответ было сказано, что компания направляет отчеты непосредственно президенту Владимиру Путину. А это почему? В Конституции никаких таких полномочий у президента не значится. Странная схема отчетности для государственной компании, если компания конечно государственная. Ведомости ссылаются на чиновника, который утверждает, что «Роснефтегаз» напрямую обращается за защитой к президенту, и все ждут решения Путина — «Почему „Роснефтегаз“ не отвечает на письма собственника, а шлет все Путину, будто он собственник, непонятно».

Третий. Почему именно Сечин определяет, какие суммы следует отчислять в бюджет. «Роснефтегаз» аккумулирует дивиденды компаний «Роснефти», «Газпрома» и «ИнтерРАО», где является акционером, и постоянно спорит с правительством, куда направлять эти деньги. Минфин настаивает на том, чтобы «Роснефтегаз» перечислял в бюджет все дивиденды, а не четверть или половину, как до сих пор. Пока правительство пытается изъять в бюджет недополученные деньги, «Роснефтегаз» решает вопросы в обход правительства, направляя средства на инвестиции или покупки.

Четвертый. Почему бюджетными деньгами произвольно распоряжается «Роснефтегаз», который и определяет направления его финансирования.

То есть вопрос стратегического инвестирования решает не правительство, а «Роснефтегаз», инвестиционная программа которого формируется только ему ведомым способом. Да и сам ответ президента о том, что «дополнительно из „Роснефтегаза“ будут финансироваться проекты в сфере науки и образования, прежде всего в сфере науки» дает отсылку вероятно (точнее по указанному выше факту) не на что иное, как на фонд его дочери, которая и получает заказы от нефтегазовых компаний страны. По заявлению президента, Роснефтегаз выступает чуть ли не гарантом того, что средства будут профинансированы в те отрасли, на которые «после всех споров и драк, в Правительстве денег не оказывается». Но так потому и не оказывается, что бюджет недополучает эти средства за счет их удержания в «Роснефтегазе». И почему финансированием науки и образования занимается не все правительство, а 10 человек штата «Роснефтегаза», по сути И.Сечин и определяет, что и куда будет направлено.

Пятый. Почему «Роснефтегаз», принадлежащий Росимуществу, то есть государству, не подотчетен правительству, самовольно устанавливает объемы инвестпрограммы и ее направления, согласно уставу может открывать банковские счета в России и за рубежом. Разве не через такие лагуны и реализуется впоследствии схемы с офшорами? Компания государственная. Но каждый раз диктует правительству свои условия, отказываясь от повышения планки дивидендов. И почему правительство не может подсчитать, сколько средств у «Роснефтегаза» накопилось? И кроме того, если верить «Роснефтегазу», он направляет средства на строительство объектов, при этом глава самой Роснефти является неоднократным просителем средств из ФНБ. А это уже какая-то черная дыра, засасывающая все государственные ресурсы.

Шестой. Почему Сечин занимает столь привилегированное положение в стране, где даже министра экономразвития снимают по его наводке, а незаконным коррупционным путем полученная рекомендация на приватизацию Башнефти после вскрытия и всенародного оповещения о ее незаконности, не пересматривается, а признается легальной?

Седьмой. Главный. Почему россияне так равнодушно принимают к сведению существование непрозрачных схем отмывания денег. Никакого импичмента президенту, как в Бразилии, никаких народных волнений, как в Южной Корее, где были митинги в связи с коррумпированностью власти. Нет ничего. Народ воспринимает все как само собой разумеющееся. Для россиян уже вполне нормальны сообщения о том, что министры требуют взятки, министры наживаются на продаже активов оборонного ведомства, что главными получателями грантов как из бюджета, так и из госкомпаний становятся друзья президента и его дочери, что супруг его дочери вдруг в одночасье входит в рейтинг Форбс самых богатых людей России. Это становится какой-то порочной и принимаемой народом практикой. Для россиян — да, а вот для страны такое молчаливое принятие беззакония губительно.

Государство наше приватизировано. Несколькими людьми. «Роснефтегаз» — это только один из примеров того, как государство из народного (каким было в советский период своей истории) стало приватизированным, когда активы сосредоточились уже не просто в руках олигархата, а в руках приближенного олигархата. Когда государственный бюджет на поверку становится неким «общаком», функционирующим наряду с этим с еще серыми общаками, доступ к которым имеет уже совсем ограниченный круг лиц. Когда нефть и природные ресурсы лишь формально достояние народа, а фактически актив кооператива.

Авторы: Степан Степанович Сулакшин — генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор; Людмила Игоревна Кравченко — эксперт ЦНПМИ

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх