Политновости

3 923 подписчика

Свежие комментарии

  • Евгений Тимербаев
    Вот Вам умная поговорка: "Дурак не поймет, умный промолчит"Екатерина Енгалыч...
  • Евгений Тимербаев
    Прочитал первую строчку. Понял что бред. Пролистал, наткнулся на Индию... С население более миллиарда, а ВВП более на...Чем закончится да...
  • Ritchie Blackmore
    Глупая шутка.Екатерина Енгалыч...

Пошел ли президент на уступки обществу по пенсионному грабежу?

Юрий Болдырев о вынужденной корректировке позиции власти по непопулярной реформе

Пошел ли президент на уступки обществу по пенсионному грабежу?

Президент выступил со специальным заявлением по так называемой «пенсионной реформе». Ключевые позиции сейчас цитируют основные информационные агентства, а «независимые аналитики», к которым они обращаются, подобострастно их комментируют. «Президент попал в точку», «точечные послабления выбраны очень верно по отношению к основным целевым группам», «вся страна ждала», «президент продемонстрировал заботу о гражданах», «открытый и честный, доверительный и откровенный разговор с людьми» и т. п.

Ключевой акцент в комментариях даже не аналитиков, а самых телеведущих: «президент напрямую обратился к гражданам!»

Что ж, вздохнем с облегчением и надеждой?

Или же вникнем в самую суть? И в чем именно подлинная суть?

Выделю всего два аспекта.

Первый. Еще даже не по сути собственно пенсионной проблемы, но по состоянию вопроса. Президент выступил по вопросу, по которому уже возникла официальная инициатива по проведению общенародного референдума. Как известно, в инициативе КПРФ по организации референдума властями (тут уж без иллюзий — вряд ли нам уместно как-то всерьез отделять ЦИК от властей) было оперативно отказано, но, в то же время, столь же оперативно были зарегистрированы альтернативные подставные группы, призванные, по оценке изначальных инициаторов референдума, сорвать сбор подписей за референдум и не допустить его проведения.

Но, обратите внимание: во всей речи, во всем «прямом обращении к гражданам» — ни слова об инициативе проведения по спорному вопросу референдума, равно как и о мерах, фактически предпринятых властями для того, чтобы этого референдума — подлинного волеизъявления граждан — не допустить. Вместо этого, вместо честного рассказа о состоянии вопроса на данный момент, о ситуации с организацией референдума — пассаж о некоей «саморекламе оппозиции».

Ну-ну…

А ведь в чем принципиальная разница между референдумом и проведенным сегодня «доверительным и честным разговором с людьми»?

Да все в том же. В нынешнем варианте — это монолог одной стороны. С позиции силы, но под видом неустанной заботы о «достойном уровне жизни граждан». В случае же референдума, а, по идее, положено бы, и при выборах (в том числе, прошедших — президентских), к гражданам на равных обратились бы представители противоположных позиций, со всем своими аргументами. Не глава государства рассказывал бы, со ссылками на оценки подчиненного ему Минфина, что альтернативные позиции лишь вот такие, но ведут они не туда. А сами носители альтернативных подходов и решений изложили бы их, со ссылками, может быть, на оценки не Минфина, но профильных институтов Российской Академии наук (успешно ликвидируемой нынешними властями) — со всеми аргументами и расчетами. И, соответственно, оспорили бы расчеты и аргументы, предлагаемые властями.

Что ж, хорош «доверительный и честный» разговор властей с народом («дорогими друзьями» — как неоднократно повторил президент), которому эти самые власти прямо и недвусмысленно не дают самому принять решение по важному для него вопросу. И даже не допускают представления «дорогим друзьям» на равных аргументов за то или иное решение…

Второе. Теперь уже по сути самого пенсионного вопроса. Самая основополагающая суть проблемы — в неоднократно использованной главой государства формулировке: «стабильность пенсионной системы России», точнее, в самом словосочетании «пенсионная система».

Основа речи — мнимая «забота» о стабильности и сбалансированности этой самой системы, анализ альтернативных предложений и вывод о необходимости предпринимаемых мер, пусть и в несколько смягченном виде (прежде всего, для женщин — повышение пенсионного возраста не до 63, а лишь до 60 лет).

При этом в речи есть один примечательный пассаж,

далее

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх